КЛАСС

CLASS) Социологи определяют класс как один из фундаментальных типов социальной стратификации наряду с кастой и сословием. Основная теоретическая традиция анализа классов в социологии берет начало в работах К. Маркса и М. Вебера, исследовавших становление классовой структуры индустриального капитализма в XIX в. В их работах классы определяются с экономической точки зрения, хотя решающими они считают разные экономические факторы. Существует и альтернативная традиция, представленная некоторыми американскими концепциями социальной стратификации, в рамках которой класс не рассматривается как прежде всего экономическая категория. Маркс анализировал класс с точки зрения собственности на капитал и средства производства, разделяя население на владельцев собственности и неимущих, на капиталистический класс и пролетариат. Он признавал существование групп, не укладывающихся в эти рамки, таких, как крестьяне или мелкие собственники, но утверждал, что они представляют собой пережитки докапиталистической экономики, которые будут исчезать по мере созревания капиталистической системы. Категория класса у Маркса — это нечто большее, чем средство описания экономических позиций различных групп. Он рассматривал классы как реальные общности и реальные социальные силы, способные изменять общество. Постоянное стремление капиталистов к созданию прибыли влечет за собой эксплуатацию пролетариата и, как полагал Маркс, его растущее обнищание (пауперизацию). В этих условиях у рабочих развивается классовое сознание, и пролетариат должен превратиться из класса «в себе» (экономически определяемая категория, означающая отсутствие классового самосознания) в класс «для себя», состоящий из рабочих, обладающих классовым мировоззрением и готовых вести классовую борьбу с капиталистами. Вебер разделял население на классы в соответствии с экономическими различиями в рыночной позиции, порождающими различия в жизненных шансах. Одним из оснований рыночной позиции является капитал, а другим — квалификация и образование. Если Маркс подчеркивал, что класс связан с отношениями собственности, то Вебер полагал, что составлять отдельный класс могут и те, чья квалификация является редкой на рынке и кто, вследствие этого, имеет высокий уровень заработной платы. Таким образом, Вебер различал четыре класса: (1) класс собственников; (2) класс интеллектуалов, администраторов и менеджеров; (3) традиционный мелкобуржуазный класс мелких бизнесменов и владельцев магазинов; и (4) рабочий класс. Согласно Веберу, классовый конфликт представляет собой обычное явление, он возникает между группами, обладающими непосредственно противоположными интересами, — например, между рабочими и менеджерами, а не между рабочими и капиталистами. Вебер подчеркивал также значение еще одного отличного от класса основания стратификации, а именно социальной репутации (social honour) или статуса. Современные концепции класса часто отвергают марксистское определение класса. Отделение собственности на капитал от менеджмента и контроля над производством превращает «отсутствие собственности» в настолько широкую категорию, что при ее использовании невозможно провести различие между группами, занимающими различные экономические позиции, например, между менеджерами и рядовыми рабочими. Марксистский прогноз пауперизации пролетариата также не подтвердился. Британские и американские теории класса развивались в разных направлениях. После Второй мировой войны американские социологи рассматривали свое общество как бесклассовое. Отчасти это было связано с их мнением о том, что распределение материальных вознаграждений не имело резких разрывов, представляя собой непрерывный континуум, а также с идеей, согласно которой индивиды в современном обществе могут классифицироваться на основании целого ряда факторов, не связанных с экономически определяемым понятием класса, таких, как профессия, религия, образование, этничность. Они использовали веберовскую идею статуса и разработали многомерный подход, в рамках которого социальный статус и престиж рассматривались как независимые факторы, дополняющие или даже замещающие экономически определяемый класс. Большинство схем профессиональной классификации, которые использовались в этих исследованиях неравенства, предполагали деление профессий на «лучшие» и «худшие» в соответствии с доходом и престижем, характерными для их представителей. Британские социологи этого периода решающим фактором класса первоначально считали разделение труда, полагая, что главное классовое деление пролегает между профессиями физического и умственного труда, соответствуя основным различиям в экономических и социальных условиях. Такое деление легло в основу старой классификации социо-экономических групп и классов британского государственного реестра (Registrar General). Во многом это различие было различием ad hoc, однако представляется, что в конечном счете оно основывалось на веберовском понятии жизненных шансов. Однако это разделение более не является полезным, поскольку существуют значительные различия в экономических и социальных условиях между работниками умственного труда низшего уровня, а также между теми, кто находится на нижних и верхних ступенях социальной лестницы умственного труда. Вместо классификации на социо-экономические группы в настоящее время используется новая официальная социо-экономическая классификация. Последняя основана на классовой схеме, разработанной Дж. Голдторпом и его коллегами, и является более полезной для социологов. В настоящее время класс определяется условиями и отношениями найма в современном обществе. Это явно веберовский подход к классу, использующий критерии рыночной и трудовой ситуаций. В данном случае одно из различий проводится между работодателями, покупающими и контролирующими труд других, наемными работниками, продающими свой труд работодателю или нанимающей организации, и людьми, самостоятельно обеспечивающими себя занятостью, которые не покупают и не продают труд. Второе различие проводится между типами позиции работника, для которых характерны различные трудовые и рыночные ситуации. Дж. Голдторп (Goldthorpe, 1987) различал условия найма, соответствующие трудовому контракту, и условия, соответствующие служебным отношениям (называемым также служебным контрактом). Трудовой контракт предполагает ограниченный узкими рамками денежных отношений обмен зарплаты на усилия работника. Контракты такого рода характерны для рабочего класса. Служебные отношения являются более долговременными и менее определенными, в данном случае работники служат своим организациям в обмен на гораздо большие финансовые вознаграждения и перспективы дальнейшего продвижения. При таких отношениях работники обладают более высокой степенью автономии на работе и в меньшей степени подчинены контролю по сравнению с отношениями на основе трудовых контрактов. Служебные отношения характерны для менеджеров высшего уровня и других работников, занимающих старшие позиции. Под рыночной ситуацией понимаются материальные вознаграждения и жизненные шансы, такие, как оплата труда, гарантии и возможность продвижения по службе. Понятие трудовой ситуации относится к трудовым задачам и производственной технологии, а также к структуре социальных отношений и системам контроля в рамках фирм. Предполагается, что данные факторы согласуются друг с другом, поскольку рыночные вознаграждения и условия труда одинаково прогрессируют по мере восхождения индивида по лестнице классовой иерархии от нижней ступени, на которой находятся рабочие, занятые физическим трудом, до старших менеджеров и т.п. на самом верху. В последнее время значительное внимание стало уделяться процессу, — часто обозначаемому термином «структурация», — в ходе которого классы могут трансформироваться из экономических категорий в социально значимые группы. Факторы структурации включают в себя проживание в одноклассовых территориальных сообществах, низкие уровни социальной мобильности, в течение продолжительного времени удерживающие людей в пределах одного класса, и наличие общих жизненных стилей. Все эти факторы делают классы идентифицируемыми социальными группами. Различия между классами могут дополняться спецификой социальных ценностей и политической идентификации. В настоящее время распространенной социологической моделью британской классовой структуры является деление населения на три класса — рабочий, промежуточный и высший. Рабочий класс состоит из работников, занятых физическим трудом; промежуточный — из работников умственного труда низшего уровня (таких, как клерки и низший технический персонал); а менеджеры, администраторы и профессионалы составляют высший класс. Наиболее распространенной является классификация, предложенная Дж. Голдторпом и оксфордской группой по исследованию социальной мобильности. Голдторп различает одиннадцать социально-классовых категорий, которые могут быть сведены в три основных класса, представленные на диаграмме. Высший класс обозначается в рамках данной схемы как «служебный», хотя некоторые социологи предпочитают использовать название «салариат» («salariat», от англ. salary — жалованье, оклад). Служебный класс I «Профессионалы», администраторы и государственные чиновники высшего уровня; менеджеры крупных учреждений и компаний; крупные собственники II «Профессионалы», администраторы и государственные чиновники низшего уровня; технические специалисты высшего уровня; менеджеры малого бизнеса и промышленных предприятий; кураторы (supervisors) служащих, занятых умственным трудом Промежуточный класс lIIa Служащие, занятые рутинным умственным трудом в области управления и коммерции IIIb Лица, занятые в сфере индивидуального обслуживания (Personal service workers) IVa Мелкие собственники, ремесленники и др., имеющие наемных работников IVb Мелкие собственники, ремесленники и       117 др., не имеющие наемных работников IVc Фермеры и мелкие арендаторы; рыболовы, самостоятельно обеспечивающие себя занятостью V Технические специалисты низшего уровня; кураторы работников физического труда Рабочий класс VI Квалифицированные работники физического труда VIla Полуквалифицированные и неквалифицированные работники физического труда (за исключением сельского хозяйства) Vllb Сельскохозяйственные рабочие Источник: Marshall et al. (1988), Social Class in Modern Britain, London, Unwin Hyman. Традиция классового анализа подвергалась критике на том основании, что этот анализ сосредоточивался на мужчинах, необоснованно пренебрегая женщинами. В Британии в конце 1990-х гг. женщины составляли 45% рабочей силы. Работающие женщины сосредоточиваются в основном в пределах очень небольшой группы профессий: в сфере умственного труда — это работа в качестве клерка или продавца; в сфере труда физического — неквалифицированная фабричная работа и обслуживание (например, уборка). Наблюдается сегрегация женских и мужских видов работы: некоторые из работ оставляются преимущественно женщинам, хотя среди менеджеров и профессионалов сегрегация становится менее выраженной. Кроме того, женщинам свойственны более низкие рыночные вознаграждения по сравнению с мужчинами. Поскольку женщины неравномерно распределены по всему спектру профессий, пренебрежение ими ведет к формированию искаженного представления о характере классовой структуры, когда упускаются из вида целые профессиональные области. Теоретические и практические последствия того, что при анализе классов в центре внимания находились мужчины, были предметом широкого обсуждения в 1980-е и 1990-е гг. Одной из проблемных областей является традиция использования семьи в качестве основной единицы анализа в эмпирических исследованиях передачи материального и культурного неравенства от поколения к поколению (например, в исследованиях социальной мобильности). При определении классового положения семьи классовые позиции всех ее членов традиционно рассматривались в связи с профессиональным занятием мужа/отца, считавшегося главой домохозяйства и основным кормильцем. В ситуации, когда большинство женщин работает, такой подход является весьма проблематичным. С другой стороны, если определять классовые позиции мужа и жены на основании их профессиональных занятий отдельно, то неясным является классовое положение семейной единицы. Подобным образом могут заметно различаться и жизненные стили семей одного и того же класса в зависимости от того, сколько членов семьи зарабатывают, один или два. Некоторые феминисты говорят также о том, что классовая теория несправедливо игнорирует женщин, занятых неоплачиваемым домашним трудом, поскольку их работа по дому поддерживает рабочую силу членов семьи, занятых оплачиваемой работой, кроме того, они воспроизводят следующее поколение работников. Предпринятый исследовательской группой Г.Маршалла анализ социальных классов в современной Британии (Marshall et al., 1988) показал, что использование индивида в качестве единицы классового анализа и включение в предмет исследования женщин в той же степени, в какой изучаются мужчины, действительно способствуют лучшему пониманию ситуации. Например, на каждом уровне классовой иерархии работающие женщины имеют менее благоприятные рыночные и трудовые ситуации, меньшую отдачу от формальной квалификации, а также значительно более низкие шансы карьерного роста и, следовательно, социальной мобильности по сравнению с мужчинами. Это говорит о том, что шансы мужчин на восходящую социальную мобильность могли бы серьезно снизиться, если бы отношение к женщинам было таким же, как к мужчинам. Таким образом, этот важный социально-классовый процесс во многом определяется существованием женщин, занятых оплачиваемой работой. Распространенное явление представляют домохозяйства, в которых муж и жена принадлежат к разным классам, так называемые «кросс-классовые» домохозяйства. Однако классовые позиции и классовые траектории замужних женщин в таких домохозяйствах в большей степени определяется их собственными характеристиками (например, имеющейся у них формальной квалификацией), нежели классовой принадлежностью «главы» семьи — мужчины. Единственной областью, в которой знание о таких «главах семьи» позволяет предсказывать поведение замужних женщин, являются их политические предпочтения: женщины из кросс-классовых семей голосуют на выборах в основном в соответствии с классовой позицией их мужей, нежели их собственной. В 1970-е и 1980-е гг. в Америке и Британии наблюдалось возрождение марксистской классовой теории. Современные марксисты взялись за решение проблемы определения классовой позиции таких групп, как менеджеры и профессионалы, которые не относятся к традиционно рассматриваемым классам капиталистов и пролетариата. Было предложено проводить различие между теми, кто выполняет капитала функции и осуществляет полномочия собственности, — капиталистический класс, таким образом, определяется вне зависимости от того, действительно владеют его члены капиталом или нет, — и теми, кто выполняет только функцию труда и, таким образом, относится к рабочему классу. Например, Э.О. Райт (Wright, 1976) в полномочиях собственности выделял три аспекта: контроль над размещением ресурсов и капиталовложением, контроль над материальными орудиями производства и контроль над рабочей силой. Согласно его концепции, капиталистический класс полностью контролировал процесс капиталовложения, материальные орудия производства и рабочую силу, а пролетариат оказывался исключенным из всех трех аспектов. Отношения двух классов рассматривались как антагонистические, когда первый осуществлял господство над вторым. В рамках данной схемы высшее корпоративное руководство (уровень совета директоров) относилось к капиталистическому классу, а большая часть менеджеров имела промежуточную и двойственную («противоречивую») классовую позицию, поскольку они выполняли не все, а лишь некоторые функции капитала. Пролетариат, с этой точки зрения, составляли все работники низшего уровня, занятые как физическим, так и умственным трудом. Позднее Райт существенно пересмотрел свою концепцию (1985), предложив рассматривать в качестве основания классового деления неравномерное распределение разнообразных ресурсов (assets) и соответствующие образцы эксплуатации. При капитализме основным ресурсом является собственность на средства производства (капитал), однако существуют и другие, вспомогательные ресурсы, такие, как организационный контроль, редкие квалификации и талант. Большинство менеджеров так же, как и рабочие, не обладают капиталом. Вместе с тем, они имеют и интересы, противоположные интересам рабочих, поскольку контролируют организационные и квалификационные ресурсы. Типология классов, возникающая в результате сочетания этих трех принципов стратификации, отличается большой сложностью. Г.Маршалл и его коллеги (Marshall et al., 1988) утверждают, что типология Райта менее полезна для понимания социально-классовой структуры и социально-классовых процессов в Британии по сравнению с традиционными классификациями. В целом марксистские концепции считаются несоответствующими действительности. Принципы классового анализа критиковались некоторыми социологами на том основании, что категория «социальный класс» более не способствует пониманию современных обществ: провозглашается даже «смерть класса». По мнению этих исследователей, высокие уровни социальной мобильности означают, что класс мало влияет на жизненные шансы, гораздо большое значение имеют другие принципы стратификации, такие, как раса и пол. Утверждается, что люди все реже поступают или мыслят в соответствии с их классовой принадлежностью, поэтому прежняя связь между социальным классом и убеждениями (например, политической лояльностью) в основном исчезла, и что для большинства людей классовая принадлежность и классовые различия уже не имеют первостепенного значения. Утверждения такого рода связаны с социологическими теориями экономического и культурного изменения в современном мире. Считается, что постфордизм в экономике привел, в частности, к распаду рабочего класса, который больше не считается организованной и сплоченной социальной группой с полной занятостью. Наряду с упадком старых отраслей промышленности, где осуществлялось массовое производство и на долгосрочной основе было занято огромное число людей, работавших на гигантских фабриках полную рабочую неделю, наблюдался рост гибкой специализации в производственной сфере. В то же время развивались новые образцы найма, включавшие в себя более гибкую и менее обеспеченную гарантиями работу, работу в течение неполной рабочей недели и более высокий уровень женской занятости. Согласно социологической теории постмодернизма, социальная структура является в настоящее время гораздо более сложной и фрагментированной, чем прежде. Об этом свидетельствует, в частности, по-новому воспринимаемая значимость расовых и гендерных различий, однако, с постмодернистской точки зрения, решающее значение в плане социального деления имеют потребления различия и культура. Утверждается также, что индивиды ныне обладают свободой в выборе и построении своей идентичности, таким образом, идентичность определяется скорее самими индивидами, нежели структурными факторами, такими, как их классовая позиция. Идея снижающегося влияния класса на индивидуальный выбор была характерна и для недавних работ о голосовании. Однако мнение о том, что класс не имеет важного значения, также оспаривается. Исследования социальной мобильности указывают на то, что ее абсолютные уровни повысились, но это не сказалось на относительной мобильности. Классовая принадлежность по-прежнему влияет на жизненные шансы индивидов в индустриальных обществах. В Британии социологические обследования установок населения показывают, что люди все еще воспринимают класс как нечто важное с точки зрения социальных различий и социальной справедливости. См. также: Андеркласс; Веблен; Высший класс; Женщины и работа; Жизненный стиль; Идентичность; Классовой структуры образы; Марксистская социология; Новый рабочий класс; Постмодерн; Почтительный рабочий; Производственные отношения; Пролетаризация; Рабочая аристократия; Рабочий класс; Служебный класс; Состоятельный рабочий; Социальное закрытие; Средний класс; Статуса противоречивость. Лит.: Crompton(1993); Pakulski and Waters (1996)

Смотреть больше слов в «Социологическом словаре»

КЛАСС ПРАЗДНЫЙ →← КИБЕРПРОСТРАНСТВО

T: 0.095445253 M: 3 D: 3